Это не сюрикэн, это логотип «Icebrevet» :) Логотип «Icebrevet»



Впечатления Татьяны Масловой об «Aйсбревете, март 2013» (02-03.03.2013)

Источник; авторские орфография и пунктуация сохранены.

«Ледовый бревет» Приозерск — ст. Ладожское озеро 2.03.13

Прошла вчера-сегодня на лыжах так называемый ледовый бревет — 120 с чем-то километров по льду Ладоги из Приозерска до станции Ладожское озеро.

Месяц назад на Велопитере появилась вот эта тема: http://velopiter.spb.ru/forum/topic/177453/, вдохновленная отчасти другой темой еще на месяц раньше: http://velopiter.spb.ru/forum/topic/176572/. Мне очень нравится, как обычно Булавыч организует мероприятия — с размахом и душой. К тому же, как активистка бреветного движения я не могла остаться в стороне и была согласна на любой маршрут. А пройти из Приозерска до ст.Ладожское озеро было вообще очень интересно и казалось малореальным. У меня есть давняя мечта — проехать всю Ладогу по льду по периметру (все равно на чем), и это можно считать одним из шагов к ее осуществлению.

Собралось участвовать 6 человек, из них я со всеми была знакома по мультиспорту и туризму, кроме Юли и Жени. Но и Юля оказалась знакомой — мы виделись только однажды 2,5 года назад на марш-броске, однако я ее хорошо запомнила.

Булавка дал почти всем нам трекеры, чтобы отслеживать наше местоположение, а сам должен быть организовать КП чуть позже середины маршрута – на полуострове Далекий.

Мы вчетвером — с Юлей Назаровой, Женей (spritee) и Сергеем Пешковым (Геологом) — решили стартовать рано утром из Приозерска, а Паша Новиков (Засланец) и Сергей Абрамов — ехать утром на первой электричке. При этом Сергей Абрамов хотел начать маршрут со станции Отрадное — километраж тот же, но первые 20 км по лесам.

На финише (станция Ладожское озеро) никакого организованного финиша не планировалось, но Геолог договорился со своим другом Андреем, что тот приедет туда ближе к ночи с палаткой для нас. Это было важно, т.к. ни на какие поезда мы не успевали.

На всякий случай я взяла с собой коньки, напуганная сообщением Поручика о километрах гладкого льда, по которому неудобно ходить на лыжах. В пятницу мы поехали на последней электричке и заночевали в квартире приозерского велопитерца по имени Вадим. Встали в 6 ч утра, но собрались и дошли до берега только к 8.12. Вадим решил прокатиться с нами до мыса Мустаниеми, а потом уехать домой на автобусе.

Геолог вышел последним, но быстро всех обогнал и ушел в точку. Эта еле различимая точка маячила у меня на горизонте следующие несколько часов и была для меня путеводной звездой.

Лед в основном был присыпан снегом, но коньком мне ехалось плохо. Один раз на пути возникла гряда высоких торосов, которые пришлось перелезать без лыж. Там я в последний раз видела Юлю и Вадима, а Женя пропал из поля зрения еще раньше.

У меня с собой был литровый термос чая, и каждые 1,5-2 часа я останавливалась его попить и заодно что-нибудь съесть. Солнце весь день светило так ярко, что я боялась снежной слепоты, но обошлось. Ехала нараспашку и без варежек.

В бухте Владимирской был бесснежный лед, и я надела коньки. Но по такому бугристому разгоняться было страшно, т.ч. приходилось ехать на прямых коньках, отталкиваясь палками, а это практически не дает преимущества над лыжами. К тому же, я по глупости взяла классические ботинки (и классические же лыжи), а на коньках голеностоп расшатывается и начинает болеть гораздо быстрее, чем на лыжах. В общем, через пару километров коньки я сняла.

Около мыса Владимирский встретила Геолога, идущего с берега. Оказалось — отогревал ноги, замерзшие в холодных коньковых ботинках. Дальше поехали вместе. До КП мы хорошо срезали по открытой Ладоге, минуя заодно и опасное устье реки Бурной. Собственно, так и планировалось, но, например, Юля поехала вдоль берега, встретила там много торосов и намотала км 7 лишних.

Геолог передвигался быстрее меня, особенно на скоростных участках без торосов, но чаще останавливался. Особенно хорошо удавались ему куски голого льда — его толкания палками были гораздо эффективней. А я не очень такое любила — при большой скорости это сильно выматывает: надо следить за равновесием, устают неподвижные ноги… Когда он в очередной раз остановился попить изотоника (из бутылки, т.к. поилка давно замерзла), я уехала вперед и больше его до КП не видела.

Поиск КП у меня вызвал большие сложности, пришлось дважды звонить Булавке. GPS, который дал мне Кампи, помогал мало — я почти не умею им пользоваться.

На КП стоял шатер и были Булавка, Маша и Акс. Я съела пюре и гречу с килькой в томате, залила термос и собралась ехать дальше, но мне это не удавалось, т.к. все время происходило что-то интересное. Сначала приехали на великах Ворон с женой Любой, которые специально устроили покатушку с ночевкой на этом КП. А потом появился Геолог, объявивший, что он дальше не идет, т.к. его лыжи перестали ехать коньком. Когда он их снял, оказалось, что отслоился приличный кусок канта с внутренней стороны. К счастью, сход Геолога не повлиял на договоренность с его другом Андреем.

Лидер айсбревета Татьяна Маслова
Лидер айсбревета Татьяна Маслова

Через 42 минуты после приезда я наконец покинула этот КП. Финишировать собиралась не позже часа ночи. Хотелось как можно больше проехать по свету, т.к. в темноте обычно снижается скорость. В начале ехалось отлично, но часто приходилось останавливаться и решать какие-то вопросы по телефону — то домашние, то бреветные, и это отнимало время. А когда стемнело, начался традиционный тупняк, который у меня возникает из-за плохой видимости, усталости и недосыпания. Потом бывает смешно и стыдно вспоминать некоторые вещи.

Сначала мне не понравились огни недалеко от берега — решила, что на всякий случай ночью не хочу встречаться ни с какими людьми. И я забрала левее на озеро и даже на время потушила фонарь, чтобы не привлекать к себе внимания. Внимания я так наверняка привлекла еще больше — звук лыж разносится по льду очень далеко, и это было видно по следившим за мной фонарям. А тут еще начался лед ужасного качества — неровный, с торосами и прозрачными участками. В темноте, в том числе при свете фонаря, такие участки очень страшны — непонятно, насколько прочный там лед и лед ли это вообще. Приходится идти очень осторожно и тыкать везде палкой. При таком тыкании многие льдины начинали раскалываться, т.е. он действительно был плохой. В общем, несколько километров я шла очень медленно и осторожно, перелезая через бугры. А потом опять начался мой любимый снег с застругами — не лучший вариант для конька, но гораздо лучше голого льда. И тут я придумала себе новые проблемы. GPS, у которого я поменяла батарейки только два часа назад, опять отключился, так что я понятия не имела, где нахожусь. Мне казалось, что мыс Морьин нос уже недалеко, а на него хотелось срезать по озеру — уж очень он выдается на север, и вдоль берега получается километра на 4 длиннее. Да и вообще, неопределенность в таком состоянии меня очень деморализует. И на попытки узнать мое местоположение я убила прорву времени — пыталась оживить GPS, звонила Булавке, прося посмотреть мой трек (но трекер уже несколько часов не работал, как выяснилось), и даже звонила приятелю Вове С. — знатоку этих мест, пытаясь описывать рыбацкие хижины и узнавать, на каком они расстоянии от Морья. Гораздо быстрее и эффективнее было бы просто пилить вдоль берега — мыс я бы точно заметила. Но здравые мысли меня посещали редко, зато возникали нелепые — а вдруг я уже прошла мыс, вдруг поселок около ст.Ладожское озеро не освещен, т.к. все легли спать… Впереди ничего не было видно, все сливалось в одну черную линию горизонта.

Время от времени мне звонил Андрей — друг Геолога, чтобы узнать, сколько мне осталось. Около полуночи он пришел на берег Ладоги и поставил там палатку. Геолог, Юля и Женя сошли на КП, т.ч. ждал он только меня.

Мне все-таки удалось ненадолго отогреть на груди GPS, и он показал мне мыс впереди в трех километрах. И хотя было уже поздно — я все равно обошла его по максимальной траектории, близость цели меня очень воодушевила. А условия вокруг все ухудшались. Во-первых, ударил довольно сильный мороз и подул встречный ветер, а во-вторых, снег около мыса и до финиша оказался довольно рыхлый, коньком ехать не получалось и приходилось даже тропить немного.

Обогнув мыс, я наконец увидела огни — и сразу столько, что было непонятно, на какие держать курс. На последнем куске я сильно замерзла, особенно руки, но не хотелось тратить время на надевание куртки и лишний раз охлаждаться. Поэтому я мерзла еще сильнее. И никакие интенсивные движения не помогали — даже попытки ехать коньком по этим сугробам только отнимали силы, а тепла не давали. У меня замерз даже правый глаз — раньше я не верила, что такое бывает (например, А.Молотков мне в прошлом году такое рассказывал в интервью: http://100x24.spb.ru/2012/docs/100x24_molotkov_maslova.htm). В глазу возникала боль, и изображение становилось мутным. После отогревания шерстяной варежкой он видел чуть лучше.

Тут Андрей увидел с берега мой фонарь и включил свой в мигающем режиме, чтобы я могла его найти. Очень кстати, т.к. я собиралась идти существенно левее. Последний километр я пролетела коньком. Финишировала в 2.57 — почти на два часа позже планируемого. А в палатке был заботливый Андрей, чай и теплые вещи. Мы проспали до восьми часов и уехали на последней до перерыва электричке — 9.16.

Уже приехав в город, я прочитала на форуме, что Сергей Абрамов и Паша Новиков, стартовавшие утром в двенадцатом часу дня, тоже доехали до финиша — Сергей около 9 часов утра, а Паша — около 14 ч.

Мои ощущения от этого мероприятия: с одной стороны, здорово — море счастья и удовольствия. Обожаю заструги на снегу, глыбы льда, сверкающие на солнце, огромные просторы. Есть новый опыт — никогда не ходила одна по Ладоге, тем более в темноте. Рада, что в Питере появился официально такой — бреветный — формат и надеюсь, что это будет развиваться. Но с другой стороны — все-таки ночное хождение по льду опасно и не имеет большого смысла. Если такой маршрут вдруг приживется, надо делать еще один спальный КП — км через 20 после первого — и настоятельно рекомендовать участникам до рассвета спать на одном из них. А еще надо брать расписку о самостоятельной ответственности за жизнь, как на мультигонках.

Теперь благодарности:

- Булавычу — за организацию, распечатанные карты, трекеры, чай и еду на промфинише — и все это совершенно бесплатное (хотя мы были готовы сдать взносы).
- волонтерам Маше и Аксу на промфинише;
- приозерцу Вадиму, приютившему нас на ночь;
- попутчикам — Геологу, Юле, Жене;
- самому душевному волонтеру — Андрею Федоренко на финише.

Фотографии Юли Назаровой: http://photo.qip.ru/users/pavla.landru/200838631. Остальные фотки и обсуждения будут на Велопитере — по первой ссылке в этом посте.

Подробнее об этих соревнованиях — на странице соревнований.




© Bulawka & Co, 2013—2019
E-mail: info@icebrevet.ru    VK: vk.com/icebrevet
Телефон/WhatsApp/Telegram: +7 (921) 949-1166

Яндекс.Метрика