Это не сюрикэн, это логотип «Icebrevet» :) Логотип «Icebrevet»



Впечатления Татьяны Масловой об «Aйсбревете — 2018» (17.03.2018)

Источник; авторские орфография и пунктуация сохранены.

Айсбревет по Ладожскому озеру 17.03.2018

Айсбревет вчера для меня закончился уже на 10-м километре проваливанием под лед. Дальше об этом очень многословно, но не обессудьте — это первый мой такой опыт).

Пять лет назад, в марте 2013 года, состоялся первый «айсбревет». Это термин его организатора Димы Булавинова (Булавки), означающий «бревет по льду». Фактически это — поход из точки в точку в рандоннерском стиле с самостоятельным выбором средства передвижения. Вот мой отчет о первом айсбревете, а здесь есть и другие отчеты и фотки.

Каждый год с тех пор Дима хотел опять провести айсбревет и даже иногда его объявлял, но ни разу в нужные сроки не было льда на всем протяжении маршрута. И вот в начале марта этого года Ладога замерзла вся — впервые за много лет (по словам Лены Правенькой, регулярно следящей за снимками, — впервые с 2006 года). И лед был прекрасный, почти зеркальный. На мартовские праздники вся моя лента ВКонтакте была полна Ладогой — одни ходили на Валаам, другие на острова, третьи просто катались на коньках и великах, а Артем Голышев даже сходил в одиночный кайт-поход по востоку Ладоги). Но Булавыч все сомневался и не спешил анонсировать айсбревет. Пришлось и мне взяться за дело, чтобы это мероприятие состоялось: перепосты, приглашения в группу ВК, личные звонки-сообщения, ну и частые пинги самого Димы). Мне казалось, что если он не проведет айсбревет и в этом году, то не проведет его уже никогда.

И вот в результате захотело участвовать целых 12 человек (против 7 в прошлый раз). Фактически все участники прошлого айсбревета опять изъявили желание поехать, кроме тех, кто уехал за эти годы из России (Женя — в Австралию, Юля — в Беларусь). Только Геолог на сей раз вызвался быть не участником, а волонтером с палаткой на финише.

У Сергея Абрамова, узнавшего, что замерзла вся Ладога, возникла странная идея: проехать вместо 120 км все 200, стартовав из Сортавалы в пятницу вечером. И он даже мне несколько раз звонил и уговаривал присоединиться. Но стартовать в ночь мне в принципе кажется извращением (я и на московские марш-броски из-за этого не езжу), а стартовать в ночь на льду, да еще такого нестабильного озера как Ладога — вообще за гранью моего понимания. За день до старта Ладогу на севере поломало почти полностью поперек, но Сергея это не остановило.

Спутниковый снимок Ладоги от 16 марта
Спутниковый снимок Ладоги от 16 марта

Мы втроем с Лешей Саватеевым и Ромой Терентьевым решили ночевать в Приозерске и стартовать рано утром. С обоими  знакома еще с середины нулевых годов — с Лешей по бреветам, а с Ромой — по марш-броскам и лыжным походам. У нас с Лешей были с собой коньки и лыжи, а у Ромы — только лыжи.

В гостинице я открыла на ночь окно, как всегда делаю дома, и утром так замерзла, что напялила на себя всю одежду, в том числе ту, что собиралась положить с собой в герму на случай проваливания. Такси нам утром вызвать не удалось (все приозерские машины встречали на станции электричку), поэтому 5 км до водокачки мы прошли пешком. По дороге Леша нам рассказал, что наш общий давний знакомый Дима Пашков (Поручик) вчера, возвращаясь с острова Верккосаари, уперся в свежую трещину и долго не мог попасть на берег — пришлось ждать образования нового ледового мостика.

Стартовали мы в 7.15. Леша, выйдя на лед, с ужасом сказал, что коньки плохо заточены и не держат, а потом помчался вперед и стал стремительно уменьшаться. Лед пока был относительно гладкий, но волнистый и иногда с высокими стыками. Я ехала осторожно и не спеша, чтобы ни во что не влететь и не травмироваться. Рома был сзади, но не очень далеко.

Мы с Ромой Терентьевым на старте (Леша С. фоткаться не захотел)
Мы с Ромой Терентьевым на старте (Леша С. фоткаться не захотел)

Километров через пять лед испортился: теперь он представлял собой кривые смороженные глыбы примерно два на три метра, а иногда между ними были черные полоски явно более свежего льда. Езда превратилась в осторожную ходьбу. Я с тоской вспомнила прошлогодний Байкал — здесь-то хотелось совсем не такого. Но ведь Леша как-то прошел. Его уже и на горизонте видно не было. Может, он шел ближе к берегу? Вроде, там лед получше.

Тут я заметила, что и Рома завернул ближе к берегу, и тоже решила попробовать. Солнце уже светило довольно ярко, но все равно из-за небольшой скорости я все больше мерзла. Хотела даже надеть единственную оставшуюся теплую вещь — жилетку, но все откладывала. Когда в очередной раз оглянулась на Рому, не нашла его глазами — на берег, что ли, ушел? И тут я выехала на черное поле льда и провалилась.

Два года назад — тоже в марте, переходя Вуоксу на лыжах, утонул Митя Кулик, которого я знала с 1998 года, когда он был еще подростком, потому что дружила с его родителями. Когда он пропал, я, как и многие, участвовала в поисках, организованных спасотрядом «Экстремум». Потом, через полтора года, когда нашли его тело, была на похоронах, поминках, концерте его памяти (он был композитором). И каждый раз сильно переживала и думала: ну как же это могло произойти, ведь он был такой опытный турист, такой сильный физически. И вот, помню, первой моей мыслью, когда я провалилась, было: «вот так это и происходит».

А дальше я стала пытаться вылезти на лед, а он подо мной ломался. У меня на шее болтались шильца, как положено, — настоящие заводские финские, — но мне совсем не хотелось ими пользоваться, я решила отложить это на крайний случай. На самом деле, это не очень удобная вещь: у них часто запутываются веревки, и тогда руки с ними уже не вытянуть на всю длину. Вот куда я дела в этот момент палки — я совершенно не помню. Скорее всего, откинула вместе с варежками в сторону, чтобы не мешали. А рюкзак с заправленными за боковые стяжки лыжами так и висел за спиной.

Наконец с нескольких попыток мне удалось вылезти на лед боком, лежа отползти немного и встать. Потом я сразу схватила палки и двинулась в сторону берега, где виднелись дома. Но пройдя несколько шагов, я увидела, что рядом плещется вода, и вспомнила, что Саватеев рассказывал про Поручика. Как бы я не оказалась отрезанной от берега. С другой стороны, Рома же вышел как-то на берег. А откуда я знаю, что он вышел? Он просто куда-то исчез.

Вернулась чуть назад и пошла очень осторожно, на каждом шагу тыкая лед палками. Только если видела, что на глубине есть ледовые узоры, позволяла себе проехать чуть побыстрее, а черному льду больше не доверяла. Рукавицы встали колом, но в них было лучше, чем без них. Мысль о том, чтобы достать носки из гермомешка и надеть на руки, иногда приходила в голову, но быстро отметалась — страшно было останавливаться, и так зуб на зуб не попадал. Пока просто почаще двигала пальцами, чтобы не сильно замерзали.

Пока не ступила на берег — еще не до конца верила, что меня туда «пустят». Трек с моих часов говорит, что до него было 3 км и шла я их около 25 минут. Помню, много раз думала о своих мальчишках — с самого начала, еще в воде — в такой формулировке: «мне-то нельзя тонуть, у меня трое детей», а еще без конца говорила: «какое счастье!» Счастье, что я быстро вылезла, что светит солнце и хоть немного меня греет, что провалилась в удачном месте и мне, похоже, удастся выйти к людям.

Домики на берегу оказались какой-то турбазой, и было непонятно, есть ли там кто-нибудь. Коньки у меня не снимались, т.к. у них обледенели крепления — ручные тоже замерзают, если их хорошо побултыхать на морозе. Так что я шла прямо в коньках по дорожкам и тыкалась в домики. Все было закрыто, на стук никто не отвечал. Я даже покричала «Есть кто-нибудь?», но безрезультатно. И наконец уже в дальней части в одном доме из замка торчал снаружи ключ. Я повернула его и вошла в прихожую. Дом был явно для кого-то приготовлен: тепло, чисто, постели аккуратно застелены. В любой момент могли приехать отдыхающие.

Я с трудом сняла ботинки вместе с коньками и пошла в ванную держать пальцы под холодной водой. Они отходили, потом опять замерзали, но пришли в относительно нормальное состояние. Снимая ботинки, я обнаружила, что на левой голени спереди выросла огромная опухоль — видимо, ушибла надкостницу, ударившись о лед при проваливании, но тогда я этого вообще не чувствовала. (Вечером нашла еще несколько синяков на правой ноге). Убедилась, что мой телефон, лежавший в кармане куртки, «умер», а все вещи в герме сухие. Из полезного там были только 3 пары носков и пуховая жилетка. Переодела носки, попила чаю из термоса, но вся одежда до шеи была мокрой и холодила.

Так прошло минут двадцать. Надо было снять коньки с ботинок (под краном, наверно) и искать людей. И тут я увидела, что вдалеке у воды идет фигура в красном с рюкзаком. Рома! Откуда он здесь взялся, он же в лес ушел? Я выскочила из домика прямо в носках, побежала вниз по дорожке и стала громко его звать. Среагировал он раз на пятый — как потом сказал, считал это галлюцинацией: кто его может звать на этой турбазе?

Оказалось, он действительно хотел тогда сойти, потому что на лыжах было очень скользко и он часто падал. А выйдя на дорогу, раздумал и решил еще пройти по берегу. Тут я его и заметила.

У Ромы, в отличие от меня, с собой был полный комплект сменной одежды — термобелье (верх и низ), еще одни штаны, перчатки, шапка, пуховка. И все это он заставил меня надеть на себя. Еще он удивился, что в такой ситуации я скромно сижу в прихожей и даже в комнату не захожу — он бы, мол, и под одеяло залез, если бы было холодно. Я это себе так объясняю: когда угроза жизни отступает, уже начинаешь руководствоваться другими соображениями: что подумают отдыхающие, увидев меня там, и не заставит ли меня администрация платить за этот коттедж)).

Мы пошли искать выход из турбазы и обнаружили, что буквально в 50 метрах от нас — проходная, на которой сидит веселый парень и смотрит телевизор — видимо, поэтому он и не слышал моих криков. И мы прямо оттуда вызвали такси в Приозерск, а пока ждали — парень напоил нас кофе и рассказал, что зимой здесь вообще никто не отдыхает, а живут только он и еще один сторож.

В общем, на этом мои приключения закончились, зато у большинства участников они только начинались — как раз в это время пришла первая электричка из Питера и они выходили на маршрут. GPS-слежение, к которому мы все подключились накануне через наши смартфоны, работало мало у кого, так что я весь день дергала Булавыча, сидевшего на КП (Пятиречье, 65-й километр), выпытывала подробности обо всех и просила писать обо всем ВКонтакте. Я очень боялась, что кто-нибудь, как и я, провалится. А если это случится в более глухом месте, то может закончиться хуже, чем у меня.

Сергей Абрамов вышел на связь к полудню и сообщил, что наст был только первые 20 км, а дальше он измучился от падений на гладком льду и собирается сходить в районе Кузнечного. По моим подсчетам, он все равно прошел километров 100, что уже довольно много. Жалко, что до основного маршрута не дошел.

А основной маршрут полностью прошел всего один человек — Леша Саватеев, причем всего за 10.45. Отрывок из его отчетика на Велопитере: «С десяток трещин. Три преодолены только с разбега». И фотография:

Фотография, сделанная А. Саватеевым недалеко от Коневца
Фотография, сделанная А. Саватеевым недалеко от Коневца

Хорошо, что я не дошла до этого места…

Паша Новиков где-то в этом районе провалился на лыжах (не знаю, насколько сильно), пошел к костру на КП, до которого оставалось еще км 30, и закончил маршрут там.

Миша Курицын, Павел Дементьев и Миша Каменцев, которые были на велосипедах (последний — на фэтбайке, отдельно), в районе Волоярви уперлись в торосы и поехали по берегу в Грузино. Гена Некрасов, доехавший до КП на коньках, уехал оттуда домой, а Света Слободенюк, пришедшая на лыжах уже вечером, осталась там ночевать.

И даже Сергей Иваныч Белевцев (знаменитый гармонист Иваныч, который, кстати, несколько лет назад проехал всю Ладогу на кайте по периметру) приобщился к айсбревету — стартовал из Приозерска с более поздней электрички и доехал до Коневца, а оттуда — на берег.

В общем, спасибо Роме за теплую одежду и компанию, а Булавычу — за организацию такого увлекательного мероприятия. Но одной мне на ладожский лед что-то больше не хочется, только если в паре с кем-то

Подробнее об этих соревнованиях — на странице соревнований.




© Bulawka & Co, 2013—2018
E-mail: info@icebrevet.ru    VK: vk.com/icebrevet
Телефон/WhatsApp/Telegram: +7 (921) 949-1166

Яндекс.Метрика